продвижение сайта петербург
"подводная лодка"
интернет-магазин
"подводный флот россии" форум соединения ПЛ гарнизоны
» Бечевинка
» Совгавань
» Улисс
» Гаджиево
» Гремиха
» Западная Лица
» Магадан
» Полярный
» Видяево
» Северодвинск
» Рыбачий
» Большой Камень
» Тихоокеанский
» Ракушка
» Севастополь
» Балаклава
» Рига
» Усть-Двинск





аренда генераторов
30 лет 3 флотилии подводных лодок

Часть 3. На подводных орбитах. И. Курганов


    Морякам-гаджиевцам приходится проделывать не только уникальные переходы и сложные боевые упражнения. Впервые в истории 7 июля 1998 года в 7 часов 15 минут по московскому времени из подводного положения ракетным подводным крейсером Северного флота проекта 667БДРМ «Новомосковск», где командир – капитан 2 ранга Моисеев А.А. был произведен запуск ракеты-носителя с микроспутником научного назначения «Tubsat - N» в качестве полезной нагрузки. Спутник выведен на орбиту с параметрами: в апогее - 411 км, в перигее - 829 км. Наклонение плоскости орбиты - 78,8 градуса. Микроспутник «Tubsat - N» массой 10 килограмм был разработан Берлинским техническим университетом и предназначен для обеспечения мобильной связи, исследования магнитных полей Земли и подсчета численности северных животных через систему GPS. Главными участниками проекта с российской стороны стали Государственный ракетный центр «КБ имени В.П. Макеева», коллективу которого специальным постановлением Правительства России разрешено в целях поддержания научной и производственной базы заниматься организацией и проведением коммерческих запусков спутников, Российское космическое агентство, Министерство экономики и Военно-Морской флот. Одной из задач пуска стало решение вопроса безопасности эксплуатации и продления гарантийных сроков службы баллистических ракет «РСМ-54» на флоте. Для моряков-гаджиевцев это уже не первый запуск коммерческого спутника. В 1995 году ракетный подводный крейсер объединения под командованием капитана 1 ранга Баженова В.Н. произвел запуск баллистической ракеты по наземному полигону в районе полуострова Камчатки. За 20 минут на расстояние почти 9000 километров были доставлены 1260 конвертов с символикой эксперимента «Elrabeck», осуществленного в рамках российско-германского проекта «ТКМ – Волна». Помимо доставки почты, был выполнен ряд других экспериментов. Поэтому в профессиональном плане предстоящая работа у подводников объединения вопросов не вызывала. По решению командования ВМФ и СФ выполнение задачи было поручено одному из лучших экипажей подводных ракетоносцев Северного флота, названного «Новомосковск» в честь шефствующего над подводной лодкой города в Тульской области. Запуск спутника был предусмотрен еще в конце 1997 года – на стадии формирования плана боевой подготовки СФ на новый учебный год. И в экипаже атомохода ракетный пуск рассматривался как обычное плановое мероприятие боевой учебы, главная цель которого – проверка навыков экипажа и боеготовности ракетного подводного крейсера. Правда, подготовке к стрельбе несколько мешал ажиотаж, поднятый средствами массовой информации вокруг эксперимента. Готовились к стрельбе «Новомосковск» скрупулезно, основательно. Тем более что слишком многое в предстоящем запуске ассоциировалось с понятием «впервые»: впервые из подводного положения, впервые спутник, впервые по такой траектории. Но не зря командир подлодки капитана 2 ранга Александр Моисеев считает свой экипаж, корабль удачливыми. Этому есть немало оснований. Он - самый последний РПКСН своего проекта в Военно-Морском флоте России. В 1991 году в соответствии с программой «Бегемот» корабль впервые в мире свершил уникальную стрельбу из подводного положения полным боекомплектом из шестнадцати баллистических ракет в одном залпе. За два года до этого была предпринята аналогичная попытка выполнить залп экипажем другого РПКСН. Но стрельба оказалась не удачной. При стрельбе по причине конструктивных просчетов произошло разрушение ракеты в пусковом контейнере. Всю программу, образно говоря, положили под сукно на несколько лет. Но вскоре в боевой состав флота вошел «Новомосковск». На него и возложили ответственную задачу. А она была нелегка для, в общем-то, не очень слаженного экипажа. Одновременный старт шестнадцати ракет – это технически архисложная задача удержать РПКСН в жестких нормативах режима стрельбы и, в первую очередь, на заданной глубине в «стартовом коридоре». Освобожденная от веса сотен тонн выпушенных ракет, субмарина, окутанная парогазовым облаком, словно поплавок, стремиться вылететь на поверхность. Необходимо обеспечить неизменными глубину, скорость хода, крен, дифферент. Проблема решается безотказной и слаженной работой всех технических средств корабля, но, прежде всего – грамотным и безупречным взаимодействием всего коллектива в целом. Экипаж блестяще выполнил поставленную задачу. В ракетных отсеках «Новомосковска» нет такой шахты, на которой не были бы нарисованы звездочки за успешные пуски. На восьми шахтах – по две. На пятой, счастливой для корабля, после запуска спутника появилась третья. Под стать именитому атомоходу и его командир. В 1994 году Александр Алексеевич ходил в составе экипажа Героя Российской федерации капитана 1 ранга Юрия Юрченко на Северный полюс в должности старшего помощника командира по боевому управлению. Тогда Моисееву посчастливилось на «макушке» планеты сойти с палубы крейсера на лед и водрузить в день Военно-Морского флота Андреевский и Российский Государственные флаги. За тот поход капитан 2 ранга Александр Моисеев был награжден орденом Мужества.

    То, что запуск спутника с борта российской субмарины преследует, кроме научных, еще и чисто коммерческие цели, от экипажа никто не скрывал. Специалисты из Государственного ракетного центра «КБ имени В.П. Макеева» говорили «новомосковцам» откровенно, что, мол, если сейчас сорвется, то все: можно считать, что ГРЦ пришел конец – финансирования не будет. А если получится успешно сработать с иностранными партнерами, то на полученные от них деньги появится возможность не только выжить Центру самому, но и дальше двигать отечественную ракетостроительную науку. Кроме того, решалась судьба Государственного ракетного Центра и всей отрасли науки в целом. Сотрудники ГРЦ, приехавшие на «Новомосковск» во главе с заместителем генерального конструктора Ролиным Л.Н. привезли на корабль рекламные проспекты ГРЦ, рассказали подводникам, чем живет сегодня Центр, поделились новыми планами передовых разработок. Так, например, на очереди – воплощение проекта применения ракетного комплекса «РСМ-54», с надводного корабля и военно-транспортного самолета. Подводники никого – ни родное объединение, ни Государственный ракетный центр, ни, в конечном итоге Россию перед лицом зарубежных партнеров – подводить не собирались. В течение месяца экипаж отрабатывал в базе элементы предстоящей задачи, готовил к стрельбе ракетный комплекс. В бортовую аппаратуру пришлось ввести новое полетное задание, во многом отличное от штатного режима, установить новые блоки аппаратуры. Разница состояла в том, что спутник предстояло выводить в пиковую точку орбиты, пока двигателям носителя хватит горючего. Когда стояли под загрузкой изделия со спутником в головной части, на действующем макете ракеты трижды выполняли алгоритм боевого режима, и каждый раз техника работала безотказно. К моменту выполнения стрельбы все элементы задачи были отработаны в мельчайших деталях до автоматизма. Выход из строя материальной части, срыв запуска по вине экипажа – были попросту исключены. Требования по месту старта в «стартовом коридоре» были очень жесткие. Атомоходу назначили точку, с выходом в которую экипаж «Новомосковска» должен был начать предстартовую подготовку. На запуск работал весь экипаж. Командир БЧ-1 капитан 3 ранга Кузнецов С.В. выдал место атомохода с невязкой всего лишь в несколько метров. Связисты капитана 3 ранга Соколова В.Л. своевременно приняли сигналы боевого управления с КП Северного флота: вначале на разблокировку комплекса, а затем – на запуск ракеты. Тяжкий груз ответственности выпал на долю командира электромеханической боевой части капитана 2 ранга Гуцала А.В. и его подчиненных. Ведь если скорость субмарины окажется больше положенной, то ракету попросту завалит под водой, и на поверхность она не выйдет. А для обеспечения многочисленных электронных комплексов и систем электропитанием и охлаждением требуется безотказная работа главной энергетической установки, вырабатывающей пар спецификационных параметров, электропитание с жесткими нормативами по частоте и напряжению и охлажденную воду заданной температуры. Механики сработали четко и по части скорости хода РПКСН, по его дифференту и по части отсутствия каких-либо нештатных ситуаций проблем не возникало. Командир БЧ-2 капитан 3 ранга Омельченко В.А. вместе с многоопытным флагманским ракетчиком соединения капитаном 2 ранга Бочковым В.В. были уверены, что ни ракетная матчасть, ни люди не подведут. Огромный объем работы проделали еще на берегу. Командир дивизиона капитан 3 ранга Безберда А.С., к примеру. Качественно и в срок подготовил счастливую шахту личный состав под руководством командира группы старта капитана-лейтенанта Захарова С.В.. В БЧ-2 это самая тяжелая, так сказать, «грязная» работа. Командир вычислительной группы лейтенант Огнев Э.В. вместе с представителями промышленности тщательно проверил корабельный вычислительный комплекс и произвел необходимую доработку. Когда по радио передали, что все в порядке: «Tubsat - N» в околоземном пространстве, подает радиосигналы, – в прочный корпус подводного ракетоносца пришли неподдельные облегчение и радость. Радовались все. И гаджиевцы, и макеевцы. Лев Николаевич Ролин, его коллеги от души благодарили экипаж. Даже шутили: мол, все, парни, конечно, условно, но принимаем вас в отряд космонавтов. Можете на рубке атомохода спутник изобразить. Отличившимся морякам, вручили Памятные знаки, Почетные грамоты. Моряки были рады и горды, что именно их экипажу выпала честь первыми открыть уникальную трассу, соединивших два мира – подводный и космический.

    Время неумолимо движется вперед, стареют корабли, век которых ограничен двадцатью пятью - тридцатью годами. С конца 80-х годов начался массовый вывод из боевого состава флота кораблей с атомной энергетикой. Поскольку процесс утилизации долог, не дешев и требует значительных производственных площадей, на флоте все острее и острее стала ощущаться проблема обеспечения ядерной безопасности и безаварийной стоянки списанных подводных лодок. И хотя ядерные реакторы надежно заглушены, они еще долгое время будут представлять из себя потенциальную угрозу. Отработанное топливо имеет высокую радиационную активность, остатки ГСМ в цистернах экологически опасны. А, как известно, брошенные без надлежащего надзора и без присмотра плавсредства имеют пренеприятную тенденцию тонуть в самый неожиданный момент. Все это потребовало создания специального подразделения для обеспечения стоянки отслуживших свой срок субмарин. Приказом командующего флотилией от 30 декабря 1992 года на основании Директивы Главного Штаба ВМФ от 31 января 1991 года при объединении создан дивизион подводных лодок отстоя. Поскольку до этого времени аналогичных структур на флоте практически не было, пришлось специалистам части проявить не дюжие творческие способности в создании организации дивизиона, разработке новых руководящих документов, формировании материально-технической базы. Опираясь на практически единственный на флоте документ, определяющий технические параметры содержания атомных подводных лодок выведенных из боевого состава, «Временное положение о АПЛ, исключенных из боевого состава ВМФ», офицеры штаба дивизиона разработали комплект инструкций и положений, четкое выполнение которых позволяет сокращенному экипажу кораблей и группы хранения успешно выполнять поставленные задачи. Самой важной из них является обеспечение ядерной безопасности. И решается она очень ответственно. В дивизионе регулярно работают представители инспекции по государственному надзору за ядерной и радиационной безопасностью, состояние которой на кораблях признано удовлетворительным, а состояние активных зон, содержание реакторных отсеков лучше, чем в других аналогичных формированиях флота. Жизнь дивизиона имеет и другой аспект, на котором нельзя не остановиться. В состав дивизиона входят корабли, на боевом счету которых немало славных заслуг перед Отечеством. Фактически дивизион - настоящий музей под открытым небом. С одной лишь разницей: круг посетителей ограничен по вполне понятным причинам. Например, здесь можно увидеть «К-16» – первую советскую ракетную подлодку, выполнившую боевую службу, или «К-181», под командованием капитана 2 ранга Сысоева Ю.А. всплывшую в районе Северного полюса в 1963 году. Здесь же находится РПКСН, первым из ракетных атомоходов проломивший льды в районе Северного полюса. Это «К-245» проекта 667АУ, удостоенный за это героическое достижение Вымпелом Министра Обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». Именно он впервые совершил поход в экваториальные районы Атлантики для производства ракетных стрельб. В экспозиции этого импровизированного музея можно найти знаменитую «К-182», до 1991 года носившую наименование «60 лет Великого Октября», «К-253», «К-92». Летом 1993 года выведенный из состава флота атомоход «К-40», дольше всех прослуживший в составе Краснознаменной дивизии, встал к последнему своему причалу. Первым командиром этого ракетоносца был капитан 3 ранга Березовский В.Л., старшим помощником - капитан-лейтенант Аббасов А.У., заместителем командира по политчасти – капитан 3 ранга Падорин Ю.И. Впоследствии им всем в разное время было присвоено звание Героя Советского Союза. Много славных страниц вписали в историю Военно-Морского флота и другие корабли. Жаль только, что нельзя полюбоваться красивыми обводами торпедных атомоходов 627А проекта, удивительно гармоничный силуэт которых стал своеобразной визитной карточкой советского атомного подводного кораблестроения. Они уже прошли первичный этап утилизации и теперь со срезанными надстройками ожидают дальнейшей разборки. Кое-кто пытается подшутить: – «Дивизион ржавого железа». Но имеется другое мнение - слава не меркнет и не ржавеет. Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.

    Дивизия многоцелевых атомных подводных лодок, которым в настоящее время командует Герой Российской Федерации капитан 1 ранга Буриличев А. В. – самое молодое в составе флотилии. Оно было сформировано 30 октября 1985 года с местом базирования в губе Западная Лица, а в ноябре того же года включено в состав нашего объединения. Дивизия укомплектовывалась атомными ракето-торпедными подлодками второго поколения проекта 671РТ, переводимых из других соединений. Данный тип подводной лодки являлся модификацией противолодочной ПЛА проекта 671, имел по сравнению с предшественницей усиленное 650-мм торпедными аппаратами вооружение и увеличенным в полтора раза боекомплектом. Комплексные мероприятия виброакустической защиты с применением двухкаскадной амортизации механизмов, нового противогидролокационного покрытия корпуса дали значительное улучшение акустических характеристик. Главное предназначение этих кораблей – противолодочная борьба. С принятием на вооружения ВМФ СССР в 1987 году новой крылатой ракеты «Гранат», оснащенной высокоточной системой инерциального наведения с коррекцией по рельефу местности, способной наносить удары по защищенным объектам в глубине территории противника, на судостроительном заводе в Северодвинске закончилось переоборудование ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 667А под этот комплекс. Попавшие под сокращение согласно договора ОСВ-1 ракетоносцы модернизировались с вырезанием ракетных отсеков и заменой их отсеком с торпедными аппаратами бортового расположения. Тем самым РПКСН превращался в многоцелевую подводную лодку, решавшую широкий круг задач: нанесение ударов стратегическими крылатыми ракетами, борьба на океанских коммуникациях, минные постановки. До распада Советского Союза на Северном флоте удалось переоборудовать и ввести в строй по проекту 667АТ, шифр «Груша», три таких субмарины. По сегодняшний день несет нелегкую службу в составе соединения последняя из переоборудованных по этому проекту подлодка. Атомоход, которым командует капитан 1 ранга Иванов Г.В., находится в хорошем техническом состоянии и ему еще предстоит выполнять задачи боевой службы. Выводиться из состава флота «Груша», отметившая в 1999 году 30-ти летний юбилей, будет только в следующем тысячелетии. А уникальность всего соединения в том, что оно имеет в своем составе новейшую на сегодняшний день атомную подлодку Северного флота «Вепрь» и старейший в ВМФ действующий атомоход. 

    Несмотря на свое не многолетнее существование, на боевой счет дивизии записано немало славных страниц. На момент прибытия в гарнизон соединение насчитывало 10 экипажей, первым к новому месту службы в августе 1985 года прибыли экипажи под командованием капитана 1 ранга Малациона С.П. и капитана 1 ранга Агеева Н.М. В октябре - декабре того же года переход в бухту Ягельную совершили корабли с экипажами под командованием капитанов 1 ранга Масалова В.А., Чулимова А.И., Кузьмина В.М. и капитанов 2 ранга Кудрявцева Е.А., Мамонова В.П., Семина А.А., Близнюка С.А. И как водится, первым делом личному составу пришлось начинать службу на новом месте в непростых условиях. Приходилось одновременно заниматься ремонтом казарм для матросов, квартир в городке для семей, и решать задачи боевой подготовки, связанные с выходами в море. Подводные лодки 671РТ проекта совершили 12 нелегких боевых служб в Средиземном море, в том числе в районах боевых действий, в тропических широтах Индийского океана и в холодных водах Северной Атлантики. И не допустили ни одного срыва боевой задачи. А достигались высокие показатели неимоверным трудом экипажей, начинавшемся еще за долго до выхода в дальний поход. В сложных тренировках и учениях, в многочисленных выходах в море, достигалась та степень морской выучки, силы духа, взаимопонимания и товарищества, которая затем обеспечивала успешность выполнения боевого задания. 31 декабря 1988 года к пирсу бухты Ягельной пришвартовалась головная на СФ многоцелевая ПЛА типа «Барс». Дивизия пополнилась кораблем нового, третьего по счету поколения. Тактико-техническое задание на проектирование этой серийной ПЛА было выдано в конце 70-х годов СПБМ «Малахит». Перед Главным конструктором Чернышевым Г.Н. стояла задача, используя опыт проектирования и эксплуатации подлодок второго поколения, решить проблему, так долго остававшейся «ахиллесовой пятой» советского подводного флота – проблему акустической скрытности. Ведь ни для кого не секрет, что подлодки первого и, в некоторой степени, второго поколения уступали своим зарубежным аналогам по этому важному тактическому параметру. Вобрав в себя еще на стадии проектирования все новейшие достижения в области радиоэлектроники, металлургии, турбиностроения, комплексной автоматизации, теории акустического поля, лодки 971 проекта приобрели характеристики, сделавшие их достойным соперником новейшим американским атакующим подлодкам класса «Los Angeles». Проект 971, получивший по иностранной классификации наименование «Akula», по праву считается самым малошумным в ВМФ и западными военно-морскими специалистами рассматривается как прямая угроза их стремлению к технологическому превосходству. В силу своего технического совершенства, подлодки 971 проекта способны успешно решать широкий спектр боевых задач. Командованием Военно-Морского флота на подлодки дивизии не раз возлагались ответственейшие мероприятия и специальные задачи, которые экипажами субмарин решались с неизменным успехом. Поэтому не удивительно, что в дивизии два командира корабля были удостоены звания Героя Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации 23 июля 1996 года Звезду Героя получил капитан 1 ранга Буриличев А.В. Подводная лодка под его командованием выполняла сложнейшие и ответственные операции в удаленных районах Атлантики. Один из эпизодов этого героического похода имел последствия, получившие определенный резонанс в правительственных кругах Америки. В зоне господства противолодочных сил США подводная лодка обнаружила, а затем длительное время осуществляла скрытное слежение за новейшей американской ПЛАРБ класса «Ohaio» на маршруте развертывания в район боевого патрулирования. Ракетные подлодки этого класса считались практически не обнаруживаемыми, а невозможность скрытного слежения за ними, по крайней мере, в том районе, военными специалистами США вообще не подвергалась сомнению. Престиж американских подводников получил ощутимый удар, а данный факт послужил поводом для специальных слушаний в Конгрессе США, где военным командованием со ссылкой на «русскую подводную угрозу» были затребованы ассигнования для увеличения численности перспективных ПЛА «Sea Wolf».

    В мае 1999 года в Кремле состоялось торжественное вручение Звезды Героя капитану 1 ранга Справцеву С.В. Фотография Президента вместе с награжденным офицером попала на первые полосы газет. Короткие скупые строчки сообщали читателям, что награда вручена командиру атомной подводной лодки Северного флота за образцовое выполнение специального задания правительства, связанное с риском для жизни. И ничего больше. Все обстоятельства похода были известны лишь ограниченному кругу посвященных. Подготовка корабля к ответственному мероприятию проходила в плановом порядке. Но что за этим «порядком» стоит, в полной мере осознает лишь экипаж, вынесший все трудности на своих плечах. В наше время, когда по общеизвестным причинам все структуры флота испытывают хроническое недофинансирование, когда происходит сокращение численности не только управленческих кадров, но и береговых сил обеспечения, проблема качественной подготовки приобретает специфичный характер. Дело в том, что задач по боеготовности экипажа и технической готовности корабля в связи с экономическими проблемами никто не снимал, нормы запасов не сокращались, объем работ по проведению регламентов и ремонтов техники тоже не убавилось. Поэтому вполне понятно, что ухудшение, снижение, сокращение всего и вся перекладывается дополнительным бременем забот на плечи экипажа. Но моряки-североморцы не привыкли сетовать на трудности, они привыкли выполнять поставленную задачу точно в срок, что было продемонстрировано и на этот раз. Готовность корабля проверял лично Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Куроедов В.И. Осмотрев корабль, его материальную часть, ознакомившись с состоянием дисциплины, Главком высоко оценил работу экипажа. Он по корабельной трансляции обратился к подводникам и поблагодарил их за качественную подготовку подводной лодки, выразив стопроцентную уверенность в успешности операции. Старания экипажа не прошли даром. Задачи боевой службы, поставленные командованием, были выполнены с оценкой «отлично». Вскоре после возвращения из боевого похода капитан 1 ранга Справцев С.В. получил назначение на вышестоящую должность. На общем построении он обратился с прощальной речью к личному составу дивизии и выразил искренние чувства благодарности своим бывшим сослуживцам, заверив их, что столь высокая награда – это признание заслуг прежде всего экипажа, стойкости, мужества, сплоченности офицеров, мичманов, старшин и матросов. По инициативе личного состава дивизии возродилась старая добрая традиция. В российском императорском флоте было принято подводным лодкам присваивать собственное звучное имя, которым гордился экипаж. Все хорошо помнят первую русскую боевую подлодку «Дельфин», героического «Тюленя» и «Волка», знаменитую «Пантеру». В советское время из соображений секретности лодки носили только закрытый тактический номер. И лишь некоторым из них, как правило, головным, для удобства обозначения всей серии, давалось почетное имя с политическим смыслом. По ходатайству экипажа капитана 2 ранга Михальчука В.В. при содействии Совета ветеранов-подводников приказом ГК ВМФ СССР от 10 октября 1990 года второму на СФ кораблю 971 проекта в память о подлодке, открывшей в 1917 году боевой счет советских подводников, присвоено наименование «Пантера». Остальные экипажи не пожелали оставаться в стороне и дружно поддержали почин. И теперь в составе российского флота вновь несут службу «Барс», «Волк», «Леопард», «Тигр». 30 ноября 1995 года в состав ВМФ РФ вошла ПЛА «Вепрь». Не смотря на трудности с финансированием госзаказа, на стапелях в Северодвинске заканчивается достройка спущенного на воду 17 сентября 1999 года «Гепарда» – последнего корабля серии. В ходе строительства и эксплуатации этих кораблей в конструкцию вносились разного рода усовершенствования, в полной мере воплотившиеся в «Вепре» и «Гепарде», а модификация проекта за рубежом получила обозначение «Akula-II».

    Памятный 1999 год для моряков-гаджиевцев в вопросах боевой подготовки оказался не менее напряженным, чем предыдущие. И это несмотря на известные трудности и проблемы материально-технического и финансового характера. В этом году совершили дальние походы экипажи под командова­нием капитанов 1 ранга Воротникова В.М., Смирнова С.А., Грицевича Н.А., Петровича В.П., Глазкова С.В. Задачи боевого дежурства в пункте базирования на «отлично» выполнили экипажи капитанов 1 ранга Андреева В.А., Рябухина А.В., Банных М.В., Смирнова С.А., Воротникова В.М., ка­питана 2 ранга Иванова Г.В. Вообще, корабли и экипажи объединения известны на флоте своими неизменно высокими показателями при выполнении ответственных задач. Так, на состоявшихся в июне на Северном флоте ши­рокомасштабных командно-штабных учениях под руководством МО РФ корабли флотилии выполняли боевые упражнения с фактическими стрельбами ракет­ным и торпедным оружием. На подведении итогов учения Главнокомандующим ВМФ адмиралом Куроедовым В.И. в лучшую сторону была отмечена ракетная подводная лодка стратегического назначения под командованием капитана 1 ранга Грицевича Н.А. Экипаж субмарины выполнил все задачи и упражнения с оценкой только «отлично». Командир экипажа признан лучшим командиром на всем Северном флоте. Уже через месяц соединения подводных лодок и береговые части флотилии приняли активное участие в крупномасштабных учениях «Запад-99», в которых были задействованы все силовые ведомства страны. И вновь экипажи ракетоносцев отрабатывали задачи обеспечения немедленной готовности к выполнению своего основного предназначения. Для полноты картины остается добавить, что непременным участником всевозможных флотских маневров становится самый старый в ВМФ России и, пожалуй, в мире, стратегический атомоход. Этот корабль был спущен на воду в декабре 1972 года вторым корпусом проекта 667Б и благодаря стараниям заботливого экипажа продолжает оставаться в строю и по сей день.

Материал подготовлен в 1999 году.


предыдущая страница


Статья предоставлена автором.